Книги онлайн

КНИГИ ПАУЛО КОЭЛЬО

Ветер стих, деревья заслушались Эстер.
– Ждала, как Пенелопа – Улисса, Джульетта – Ромео, Беатриче – Данте. Пустота степи наполнялась воспоминаниями о тебе, о минутах, проведенных с тобой, о городах, увиденных вместе. О наших радостях и ссорах. И тогда я оглянулась назад, на ту тропинку, которую прошла, – и не увидела тебя. Я сильно страдала. Я поняла, что проделала путь, откуда нет возврата, а раз так, остается только идти вперед. И я попросила кочевника – пусть научит меня забыть мою личную историю, пусть откроет меня любви, присутствующей везде и всюду. Так я начала постигать вместе с ним учение Тенгри. И однажды, повернув голову, увидела эту любовь – она светилась в глазах мужчины. Это был художник по имени Дос. Я не произнес ни слова.
– Рана моя была глубока. Я не могла поверить, что когда-нибудь смогу полюбить снова. Он был немногословен – учил меня русскому языку и рассказывал, что в степи, описывая небо, употребляют слово «голубое», даже если оно свинцово-серое, ибо знают, что за тучами оно остается голубым. Он взял меня за руку и помог перебраться через эти тучи. Он научил меня полюбить себя, а уж потом – его. Он показал мне, что мое сердце служит мне самой и Богу, а не другим.
Он сказал, что мое прошлое всегда будет неразлучно со мной, но если мне удастся отринуть события, сосредоточившись лишь на чувствах, то я пойму – в настоящем всегда есть огромное, как степь, пространство, которое можно заполнить любовью и радостью бытия.
И наконец, он объяснил мне, что страдание начинается в тот миг, когда мы ждем, что другие будут любить нас так, как мы воображаем, а не так, как хочет выразить себя сама любовь – она свободно, без принуждения, влечет нас своей силой и не дает остановиться.
Я поднял голову и взглянул ей в глаза.
– И ты его любишь?
– Любила.
– И продолжаешь любить?
– И ты считаешь, что это возможно? Что я, любя другого и зная о твоем скором появлении, оставалась бы здесь?
– Наверно, нет. Наверно, ты все утро ждала, когда откроется дверь.
– Тогда зачем ты спрашиваешь?
От ощущения собственной неуверенности, подумал я. Но то, что она хотя бы попыталась снова найти любовь, – прекрасно.
– Я беременна.
На секунду – не больше – мне показалось, что мир раскололся и рухнул мне на голову.
– От Доса?
– Нет. От того, кто пришел, а потом ушел прочь. Я засмеялся, хотя сердце сжалось.
– Так или иначе, тебе нечего делать здесь, на краю света.
– Это – не край света, – засмеявшись, отвечала она.
– Я думаю, пора возвращаться в Париж. Мне звонили из твоей редакции, спрашивали, не знаю ли я, где ты находишься. Они хотят, чтобы ты отправилась с одним из патрулей войск НАТО по Афганистану и сделала об этом репортаж. Надо ответить, что это невозможно.
– Почему же невозможно?
– Но ведь ты беременна! Ты что же – хочешь, чтобы ребенок, еще не родясь, начал получать отрицательную энергию, которую несет с собой война?
– Ты полагаешь, ребенок помешает мне работать?! И потом, ты-то что всполошился?! Ты к этому не имеешь отношения!
– То есть как это? Разве не благодаря мне ты оказалась здесь? Неужели этого мало?
Эстер достала из кармана своего белого платья лоскут ткани, на котором запеклась кровь, и со слезами на глазах протянула его мне.
– Возьми. Я так соскучилась по нашим ссорам. И добавила, чуть помолчав:
– Пусть Михаил достанет еще одну лошадь.
Я поднялся, обхватил плечи Эстер и благословил ее – так же как благословляли меня.

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии

18.01.2021

Design by LernVid.com