Книги онлайн

КНИГИ ПАУЛО КОЭЛЬО

– Конечно, свободный.
– Значит, возвращение в два часа ночи – нормально. Если бы я была твоей матерью, то, наверное, забеспокоилась бы, но ты – взрослый мужчина, не так ли? Мужчинам не стоит вести себя так, чтобы женщины относились к ним как к детям.
– Да я не об этом говорю, а о ревности.
– Тебе хотелось бы, чтобы я устроила за утренним кофе сцену ревности?
– Нет, пожалуйста, не надо – соседи услышат.
– До соседей мне дела нет: я не стану скандалить потому, что совершенно не хочу. Мне было нелегко, но в конце концов я усвоила то, что ты сказал мне в Загребе, и теперь пытаюсь привыкнуть к этому. Но если тебе это доставит удовольствие, я могу изобразить, что ревную, злюсь, схожу с ума от беспокойства.
– Какая ты странная... Я начинаю думать, что ничего не значу для тебя.
– А я начинаю думать, что ты забыл – в соседней комнате тебя ждет журналист, и наш разговор его не касается.

***

Ах да, журналист. Надо включить автопилот, потому что я наперед знаю, какие вопросы он задаст. Знаю, с чего начнется интервью («Хотелось бы поговорить о вашей новой книге... каков ее главный посыл?»), знаю, что отвечу («Если б я хотел ограничиться посылом, то написал бы не книгу, а одну фразу»).
Знаю, он спросит, как я отношусь к критике, которая обычно со мной не церемонится. Знаю, каким вопросом он завершит беседу («А вы пишете что-нибудь новое? Каковы ваши творческие планы?») и что я ему на это отвечу («Пока это – секрет»).
И начало не сулит неожиданностей:
– Хотелось бы поговорить о вашей новой книге... Каков ее главный посыл?
– Если б я хотел ограничиться посылом, то написал бы одну фразу.
– А почему вы пишете?
– Потому что я открыл способ поделиться с другими чувствами, которые испытываю.
Произнесено тоже на автопилоте, но тут я останавливаюсь и поправляю себя:
– Впрочем, эту историю можно рассказать и по-другому.
– По-другому? Вы хотите сказать, что не удовлетворены «Временем раздирать...»?
– Книгой – удовлетворен вполне, а своим ответом – нет. Почему я пишу, спрашиваете вы? Правдивый ответ должен звучать так: «Я пишу, потому что хочу быть любимым».
Журналист глядит на меня с подозрением: что это еще, мол, за душевные излияния?
– Я пишу, потому что в детстве не умел играть в футбол, у меня не было машины, мне давали мало денег на карманные расходы и я был плохо развит физически.

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии

20.01.2021

Design by LernVid.com