Книги онлайн

КНИГИ ПАУЛО КОЭЛЬО

Полицейские, которые были ненамного старше представителей «племени», промолчали.
– Знаете, чего бы мне хотелось? – услышал я голос Михаила, который был скрыт от меня полками. – Поменять местами ярлыки на всех этих упаковках. Люди бы тогда растерялись вконец: не знали бы, в каком виде употреблять – варить или жарить, охлаждать или разогревать. Ведь теперь, если не прочтешь инструкцию, не приготовишь себе поесть – инстинкт утрачен.
До сих пор все изъяснялись на чистейшем французском языке, и услышав, что Михаил говорит с акцентом, полицейские насторожились.
– Предъявите документы, – сказал один из них.
– Он со мной.
Слова эти вырвались у меня будто сами собой, хоть я и сознавал, что это может сулить новый скандал. Полицейский перевел взгляд на меня:
– Я не к вам обращаюсь. Но раз уж вы вмешались и пришли сюда с этой группой, то, надеюсь, сумеете удостоверить свою личность. И объяснить, на каком основании покупаете водку людям, которые вдвое моложе вас.
Я бы мог сослаться на то, что нигде не сказано о необходимости повсюду носить с собой документы. Но подумал, а есть ли у Михаила, рядом с которым уже стоял второй полицейский, вид на жительство? Что вообще я знаю о нем, помимо историй про «голос» и эпилепсию? И что будет, если напряженная ситуация спровоцирует очередной припадок?
Я достал из кармана автомобильные права.
, – Так вы...
– Он самый.
– Я вас узнал. Читал одну из ваших книг. Но это еще не повод нарушать закон.
Услыхав, что передо мной – мой читатель, я растерялся вконец. Вот он стоит – молодой, бритоголовый парень в униформе – пусть и совсем другой, нежели та, которую носят мои спутники, чтобы узнавать своих. Может быть, и он когда-то мечтал обрести свободу быть не таким, как все, поступать не так, как все, бросать вызов властям – но тонко, почти незаметно, не давая формального повода загрести себя в каталажку. Однако, должно быть, отец не оставил ему выбора, должно быть, есть семья, которую надо поддерживать, или по крайней мере – боязнь шагнуть за грань хорошо знакомого мира.
– Я не нарушал закон, – ответил я как можно более миролюбиво. – Ни я, и ни кто другой. Ну, разве что кассиру или вот этой даме, покупавшей сигареты, захотелось пожаловаться на что-нибудь.

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии

20.01.2021

Design by LernVid.com