Книги онлайн

КНИГИ ПАУЛО КОЭЛЬО

Я уже устала играть роль девочки- дурочки, вести себя наподобие многих моих подруг, которые боятся невозможной любви, хоть толком и не знают, что это такое. Если бы я вовремя не остановилась, то потеряла бы все хорошее, что могли бы мне дать эти считанные дни рядом с ним.
«Берегись, - подумала я. - Если в плотине появится трещина, никакой силой в мире ее уже не заделать».
- Защити нас, Пречистая Дева, ныне и присно, - сказал он.
Я промолчала.
- Почему ты не сказала «аминь»?
- Потому что уже не считаю это нужным и важным. Было время, когда религия составляла часть моей жизни. Было да прошло.
Он развернулся, и мы двинулись к машине.
- Но я все еще молюсь, - продолжала я. - Я молилась, когда мы пересекали Пиренеи. Но в этом есть что-то машинальное, сама не знаю, верю ли я своей молитве.
- Почему?
- Потому что страдала, и Бог меня не услышал. Потому что - и это часто случалось в моей жизни - я пыталась любить всем сердцем, но любовь моя была предана и попрана. Если Бог есть Любовь, Он мог бы отнестись к моему чувству более бережно.
- Да, Бог есть Любовь. Но лучше всех разбирается в этом вопросе Пречистая Дева.
Я расхохоталась, но, переведя взгляд на него, увидела, что он вовсе не думает шутить, а говорит вполне серьезно:
- Пречистой Деве открыта тайна того, что называется «предаться безусловно». Она, любя и страдая, избавляет нас от мук. Точно так же как Иисус избавил нас от первородного греха.
- Иисус - сын Божий. Приснодева же - лишь смертная женщина, которую осенила благодать выносить Его в своем чреве, - ответила я, серьезностью тона стараясь загладить свой неуместный смех. Мне хотелось, чтобы он знал - я уважаю его веру. Но вера и любовь не спорят вообще, а уж в таком славном городке, как этот, - в особенности.
Открыв дверцу машины, он вытащил с сиденья два наших рюкзака. Я потянулась, было, за своим, но он с улыбкой отвел мою руку:
- Разреши мне.
«Давно уж со мной не обращались так галантно», - подумала я.
Мы стучимся в первую же дверь, но женский голос отвечает, что комнаты здесь не сдают. Из-за второй двери никто не отзывается. В третьем доме старичок встречает нас радушно и приветливо, но оказывается, что в комнате стоит двуспальная кровать. Я отказываюсь.
- Может быть, поедем дальше, в городок побольше? - спросила я, когда мы вышли.
- Сейчас мы найдем комнату, - ответил он. - Ты слыхала притчу о Другом? Это - фрагмент истории, написанной лет сто назад неким...
- Да неважно, кто ее написал, рассказывай, - прошу я, шагая рядом с ним по единственной площади Сент-Савена.

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии

18.11.2017

Design by LernVid.com